Скорость пульсовой волны при артериальной гипертензии

Электронный научный журнал Международный студенческий научный вестник ISSN 2409-529X

Скорость пульсовой волны при артериальной гипертензии
1 Кочергина К.Н. 1 Яскевич Р.А. 1, 2 1 ФГБОУ ВО «КрасГМУ им. проф. Ф.В.

Войно-Ясенецкого» МЗ РФ2 ФГБНУ «Федеральный исследовательский центр «КНЦ СО РАН» обособленное подразделение «Научно-исследовательский институт медицинских проблем Севера» С целью изучения особенностей эластических свойств сосудов у молодых людей было обследовано 62 пациента, имеющих факторы риска развития сердечно-сосудистых заболеваний (повышение уровня АД, курение, отягощенная наследственность по артериальной гипертонии, повышенный уровень стресса, ожирение), средний возраст 21 год. Эластические свойства сосудов оценивали методом определения скорости распространения пульсовой волны по сосудам эластического и мышечного типа. Установлено, что пациенты, имеющие АГ 1-ой степени, достоверно отличались более высокими показателями скорости распространения пульсовой волны по сосудам эластического типа по сравнению с пациентами, имеющими оптимальное АД и высокое нормальное АД. Отмечалась тенденция к увеличению показателей скорости распространения пульсовой волны у пациентов с отягощенной наследственностью по АГ. Показатели каротидно-феморального индекса не имели зависимости от уровня стресса по шкале PSM-25. скорость распространения пульсовой волныфакторы риска развития сердечно-сосудистых заболеваний 1. Васюк Ю.А., Галявич А.С., Иванова С.В. и др. Согласованное мнение российских экспертов по оценке артериальной жесткости в клинической практике // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2016. – Т.15, №2. – С. 4-19.
2. Дружилов М. А., Отмахов В. В., Бетелева Ю. Е. и др. Субклиническое поражение сосудов у нормотензивных пациентов с абдоминальным ожирением: фокус на артериальную жесткость // Системные гипертензии. – 2013. – 10(2). – С. 46-52.
3. Заирова А.Р., Ошепкова Е.В., Рогова А.Н. Дисфункция эндотелия у молодых мужчин с артериальной гипертонией 1-й степени // Кардиология. – 2013. – №7. – С. 24. 4. Игнатова И.А., Яскевич Р.А., Шилов С.Н., Покидышева Л.И. Особенности эластических свойств сосудов у слабослышащих мигрантов Крайнего Севера с артериальной гипертонией в период реадаптации к новым климатическим условиям // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 6.; URL: //www.science-education.ru/ru/article/view?id=23611
5. Лазаренко В.А. Методика измерения жесткости сосудистой стенки в практике кардиологического отделения / Курск: КГМУ, 2014. С. 9.
6. Маянская С.Д., Гребенкина И.А., Лукша Е.Б. Показатели жесткости сосудистой стенки у молодых лиц с наследственной предрасположенностью к артериальной гипертонии // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2015. – Т. 14, № 3. – С. 12-17. 7. Недогода С.В., Чаляби Т.А. Сосудистая жесткость и скорость распространения пульсовой волны: новые факторы риска сердечно-сосудистых осложнений и мишени для фармакотерапии // Болезни сердца и сосудов. – 2006. – Т. 1, № 4. – С. 21-32.
8. Петелина Т.И., Авдеева К.С., Гапон Л.И. и др. Эластические свойства сосудистой стенки и их взаимосвязь с биохимическими маркерами сыворотки крови у больных артериальной гипертонией с абдоминальным ожирением // Врач. – 2015. – №5. – С. 71–74.
9. Тучков А.А., Гоголашвили Н.Г., Яскевич Р.А. Особенности влияние кратковременной терапии высокими дозами статинов на характеристики пульсовой волны у пожилых больных с ИБС // Клиническая геронтология. – 2017. – Т. 23, № 9-10. – С. 68-70.
10. Van Bortel LM, Laurent S, Boutouyrie P. et al. Expert consensus document on the measurement of aortic stiffness in daily practice using carotid-femoral pulse wave velocity // J Hypertens – 2012. – V.30. – P. 445-448.

Жесткость артерий служит интегральным фактором, определяющим сердечно-сосудистые риски [1,8,9]. Определение скорости распространения пульсовой волны (СРВП) в последние годы является наиболее достоверным и простым методом изучения состояния сосудистой стенки, а скорость каротидно-феморальной пульсовой волны (СПВ) признана “золотым стандартом” измерения аортальной жесткости [5,6,8]. Доказано, что увеличение СРПВ является независимым предиктором инсультов и ишемической болезни сердца (ИБС) у практически здоровых людей, по данным ряда исследователей [3]. На СРПВ существенное влияние оказывают следующие факторы: пол, уровень артериального давления (АД), курение, отягощенная наследственность по артериальной гипертонии, уровень стресса, антропометрические данные и ряд других параметров [2,7]. Появление относительно простых технологий неинвазивного измерения СРПВ и накопление данных о его прогностическом значении ставят вопрос о возможности своевременного применения этого метода для оценки индивидуального сердечно-сосудистого риска [4,6].

Цель исследования: оценить влияние различных факторов сердечно-сосудистых риска (уровень артериального давления (АД), курение, отягощенная наследственность по артериальной гипертонии, уровень стресса, антропометрические данные) на показатели жесткости артерий у лиц молодого возраста.

Объект и методы исследования: В исследование было включено 62 молодых человека обоего пола (30 юношей и 32 девушки) студенты КрасГМУ в возрасте от 19 до 24 лет, средний возраст 21,0 год (95% ДИ: 20,70 – 21,30). 1-ю группу составили парни – 22 человека, средний возраст 21,86 года (95% ДИ: 20,60 – 21,67), 2-ую группу – девушки – 21 человек, средний возраст: 21,14 года (95%ДИ: 20,56 – 21,15).

Измерение артериального давления проводили ртутным сфигмоманометром в положении сидя три раза с интервалом 2 минуты. В протокол вносилось среднее АД.

Частота сердечных сокращений определялась после второго измерения АД. Диагностическими критериями АГ в соответствии с рекомендациями Европейского общества кардиологов (ЕОК) 2013 г. считали клиническое АД 140/90 мм рт.

ст. и более и/или среднее АД за сутки 130/80 мм рт. ст. и более.

Обследованным проводилась оценка эластических свойств сосудов методом определения скорости распространения пульсовой волны (СРПВ) по сосудам эластического типа (СРПВэ) и СРПВ по сосудам мышечного типа (СРПВм) с помощью сфигмографической приставки аппаратно-программного комплекса «Полиспектр-12» (ООО «Нейрософт», г. Иваново).

Обследование проводили в стандартных условиях, в первой половине дня, не ранее чем через 3 ч после еды. За норму принимали СРПВ по сосудам эластического типа 4-8 м/с, по сосудам мышечного типа — 6-12 м/с [4]. В рекомендациях ESH/ESC 2007 пороговое значение >12 м/с было предложено в качестве консервативного показателя значительных нарушений функций аорты у больных АГ среднего возраста.

Недавно это пороговое значение было скорректировано до 10 м/с [10].

Подверженность воздействию стрессовым факторам оценивали с использованием шкалы психологического стресса PSM-25 (Lemure L. et al., 1990) (шкала Лемура-Тесье-Филлиона, перевод и адаптация Н.Е. Водопьяновой).

Цель методики – измерение стрессовых ощущений в соматических, поведенческих и эмоциональных показателях. В шкале предусмотрена балльная оценка состояния человека.

Чем больше сумма баллов по всем вопросам, тем выше уровень стресса: меньше 99 баллов – низкий, 100-125 баллов – средний; больше 125 баллов – высокий.

В обследование входило изучение жалоб, наследственного анамнеза, наличия артериальной гипертонии и повышения артериального давления без диагноза артериальной гипертонии. Проводилась оценка физического развития, включающая определение роста, массы тела, индекса массы тела (ИМТ), окружности талии (ОТ), окружности бедер (ОБ), индекса талия/бедра.

Наличие ожирения у обследованных больных констатировали, используя классификацию ВОЗ (1997 г.) в зависимости от индекса массы тела (ИМТ): ИМТ 40 кг/м2 – ожирение III степени.

Исследование соответствовало этическим стандартам, разработанным в соответствии с Хельсинкской декларацией Всемирной ассоциации «Этические принципы проведения научных медицинских исследований с участием человека» (2000 г.) и с Правилами клинической практики в Российской Федерации, утвержденными Приказом Минздрава РФ №266 (2003 г.

) и проводилось в соответствии с информированным согласием на участие. Систематизация материала и статистическая обработка полученных данных осуществлялась при помощи пакета компьютерных программ Statistica 6.0 (Statsoft, США). При статистических расчетах использовались непараметрические критерии: F- критерий Фишера, U-критерий Манна-Уитни.

Достоверным считался уровень значимости при р

Источник: //eduherald.ru/article/view?id=17847

Применение неинвазивной пульсовой диагностики у пациентов с резистентной артериальной гипертензией

Скорость пульсовой волны при артериальной гипертензии

Бабахова Е. Х., Багмет А. Д., Храмов С. А., Таютина Т. В., Егоров В. Н., Недоруба Е. А. Применение неинвазивной пульсовой диагностики у пациентов с резистентной артериальной гипертензией // Молодой ученый. — 2017. — №30. — С. 15-18. — URL //moluch.ru/archive/164/45264/ (дата обращения: 15.03.2020).



Следствием сосудистого ремоделирования является нарушение демпфирующей функции стенки артерий, при этом происходит увеличение скорости отраженной волны, повышается систолическое и пульсовое артериальное давление, что ведет к увеличению постнагрузки на сердце, формированию гипертрофии левого желудочка и ухудшению коронарной перфузии [12].

Современное развитие допплеровской ультрасонографии, появление точных датчиков давления, аппланационной тонометрии для регистрации артериального потока и пульсовых волн, внедрение компьютерных систем анализа и обработки данных обеспечили возможность широкого внедрения в клиническую практику анализа контура, амплитуды и скорости пульсовой волны (СПВ). Растяжимость сосудов снижается с возрастом в связи с уплотнением их стенок, что сопровождается уменьшением амплитуды пульсовых колебаний стенки артерий и увеличением скорости распространения по ним пульсовой волны [1]. При резистентной артериальной гипертензии вследствие увеличения напряжения и жесткости стенок артерий скорость распространения пульсовой волны по артериальным сосудам возрастает. Измерение скорости пульсовой волны можно использовать для оценки состояния стенки артериальных сосудов [3,12].

Скорость пульсовой волны является классическим показателем растяжимости сосудистой стенки. В широкомасштабном исследовании «Complior» (1999) было показано, что СРПВ может являться достоверным, объективным методом оценки растяжимости артерий, и одним из независимых факторов риска развития сердечно-сосудистых осложнений [15].

Анализ СПВ определяет, правильно ли функционирует сосудистая система, есть какие-либо ограничения её функциональности, которые могут угрожать здоровью пациента. Здоровое сердце эффективно поставляет кислород и питательные вещества по всему телу, одновременно прокачивая продукты жизнедеятельности к почкам, печени и легким для последующего удаления из организма.

Для того чтобы это произошло, необходимо, чтобы артерии были в хорошем состоянии [4,8]. Со временем артерии могут становиться атеросклеротическими, артериосклеротическими или затвердевать (потеряв эластичность и увеличив сужение).

Эти изменения увеличивают нагрузку на сердце, клапаны и артерии, которая может привести к инсульту, инфаркту, отказу почек и/или внезапной смерти [14].

РАГ является самым важным фактором, способствующим увеличению СПВ. Но также нельзя забывать и о возрасте. Артериальная ригидность возникает по причине кальцификации и утраты эластичности, которые сопровождают процесс старения [2,6].

Исследования показали, что увеличение СПВ может быть предвестником атеросклеротического развития, в то время как другие исследования не выявили увеличения СПВ с возрастом у пациентов с предрасположенностью к атеросклерозу (т. е. с диагнозом наследственная гиперхолестеролемия).

Принимая во внимание все вышесказанное, была установлена качественная зависимость между процессом атеросклероза и артериальной ригидностью [5,7].

Исследования показывают, что РАГ в большей степени, чем атеросклероз, способствуют росту артериальной ригидности, обусловленной возрастом. В то время как артериальное давление (АД) является ценным первоочередным индикатором РАГ, СПВ предоставляет дальнейшие подробные сведения.

Обширное повреждение артерий способствует развитию сердечно-сосудистых патологий и увеличению смертности, наблюдаемой при РАГ [10]. Артериальное растяжение, которое ассоциируется с подобным повреждением, ведет к увеличению диспропорциональности систолического давления и пульсового давления.

Данные факторы ассоциируются с увеличением показателей частоты и летальности сердечно-сосудистых нарушений.

Анализ пульсовой волны предоставляет информацию об артериальной ригидности и растяжении, которая чрезвычайно важна при изучении процессов старения, сосудистых нарушений и препаратов, которые расширяют или сужают артерии [13].

Цель: целью настоящего исследования было изучение СПВ при РАГ, протекающей в сочетании с сахарным диабетом и дисциркуляторной энцефалопатией.

Материалы иметоды

Основную группу исследования составили 98 пациентов (средний возраст 60,4±7,2 года) с диагнозом РАГ, проходившие обследование на базе МУЗ ЦРБ Мясниковского района Ростовской области, которым проводилось исследование на приборе «PulseTrace PCA» (MicroMedical) для оценки скорости пульсовой волны.

Также были выделены группы пациентов с РАГ и сахарным диабетом (СД) — 38 пациентов (средний возраст 60,4±7,2 года), с РАГ и дисциркуляторной энцефалопатией (ДЭП) — 42 больных (средний возраст 60,4±7,2 года).

В контрольную группу вошли 62 пациента (средний возраст 55,3±7,2 года) с эссенциальной артериальной гипертензией (ЭГ). Сравниваемые группы пациентов были сопоставимы по полу и возрасту. У всех лиц было получено письменное информированное согласие.

Критериями исключения из исследования являлись: симптоматический характер АГ; гипертензия «белого халата»; плохая приверженность к лечению и неоптимальная терапия; ошибки в технике измерения АД.

Методика: для оценки артериальной жесткости использовался метод анализа формы периферической пульсовой волны, регистрируемой при помощи пальцевой фотоплетизмографии. Регистрация периферической пульсовой волны основывалась на прохождении инфракрасного излучения через палец.

Математическую обработку полученных данных проводили с использованием пакета прикладных программ Statistica 6.1 (StatSoft, USA). Для оценки межгрупповой разницы применяли непараметрические методы статистики: для независимых групп использовали критерий Фридмана ANOVA и Кенделла. Разница считалась значимой, если уровень погрешности не превышал 5 % (р

Результаты

В основной группе пациентов состоящей из 98 человек, повышение СПВ регистрировалось у 92 (93,8 %) пациентов (p

Таблица 1

Распределение повышения СПВ висследуемых группах

ПоказательПациенты сАГПациенты сРАГПациенты РАГ иСДПациенты РАГ иДЭП
↑ СПВ6 (8,0 %)92 (93,8 %) *38 (38,7 %) *42 (42,8 %) *
Максимальное значение9,22 м/с17,00 м/с16,8 м/с10,8 м/с

Примечание: СПВ — скорость пульсовой волны; АГ — артериальная гипертензия; РАГ — резистентная артериальная гипертензия; СД — сахарный диабет; ДЭП — дисциркуляторная энцефалопатия; * — р

Средняя СПВ у пациентов с РАГ составила — 10,68 м/с (p

Таблица 2

Сравнение средних значений СПВ висследуемых группах

ПоказательПациенты сАГПациенты сРАГПациенты сРАГ + СДПациенты сРАГ + ДЭП
СПВ6,72± 2,50 м/с10,47 ± 6,50 м/с*14,55 ± 2,55 м/с*11,71 ±1,55 м/с*

Примечание: СПВ — скорость пульсовой волны; АГ — артериальная гипертензия; РАГ — резистентная артериальная гипертензия; СД — сахарный диабет; ДЭП — дисциркуляторная энцефалопатия; * — р

В группе больных с РАГ количество пациентов с повышением СПВ было значительно больше (на 85,5 %) (p

При сравнении с группой контроля у больных с РАГ и СД отмечалось достоверное увеличение СПВ в среднем на 7,83 м/с (p

Таким образом, в исследовании при сравнении СПВ у больных с РАГ и пациентов группы контроля было выявлено достоверное увеличение СПВ в группе больных с РАГ (p

В настоящее время доказано, что именно жесткость артерий играет ключевую роль в формировании как функциональных, так и органических изменений со стороны сердечно — сосудистых стенок. Кроме того, этот показатель является независимым фактором риска сердечно — сосудистых осложнений. Поэтому разработка и клиническая апробация новых неинвазивных, а также доступных не только для клинических исследований, но и для повседневной медицинской практики методов исследования жесткости и растяжимости артерий имеет немаловажное значение. Данные, полученные в результате проведенного исследования, позволяют говорить о том, что измерение СПВ с помощью прибора «PulseTrace PCA» (MicroMedical) является безопасным и простым методом оценки индивидуального риска сердечно — сосудистых осложнений (ССО) у больных с РАГ, которым можно рекомендовать для повседневной практики.

В исследовании было зарегистрировано достоверное повышение СПВ у пациентов с РАГ в сравнении с пациентами группы контроля. Это вероятнее всего объясняется, тем что при РАГ, функциональные и структурные изменения в артериальной стенке выражены сильнее. Обращает на себя внимание, что из наиболее значимых факторов риска на СПВ оказывает СД. При этом наличие ДЭП незначительно влияет на СПВ.

По данным современных исследований высокая СПВ регистрируется у больных СД II типа, имеющих отягощенную наследственность.

Выявлено, что сильной, независимой причиной увеличения СПВ является ДЭП, что может использоваться для оценки влияния факторов риска сердечно — сосудистых заболеваний на артериальную жесткость у пациентов с РАГ.

Есть доказательства, что СПВ связана с чувствительностью барорецепторов, и ее можно использовать для диагностики вегетативной дисфункции, наблюдаемой при РАГ и СД.

При проведении крупномасштабных сравнительных исследований выявлено, что артериальная жесткость и СПВ связаны с атеросклерозом, его клиническими проявлениями и осложнениями.

Таким образом, по данным ряда эпидемиологических и клинических исследований, СПВ как суррогатный маркер артериальной жесткости является сильным независимым предиктором сердечно — сосудистой смертности. Оценка СПВ может служить важным диагностическим инструментом для выявления пациентов с высоким риском ССЗ и для оценки эффективности проводимой терапии у больных с уже поставленным диагнозом.

Литература:

  1. Асмар Р. Обратимость структурных изменений на фоне приема ингибитора АПФ — исследование Complior // Клинические исследования лекарственных средств в России. 2002. № 1. C. 10–12.
  2. Недоруба Е. А., Таютина Т. В., Егоров В. Н., Степаненко А. Ф. Особенности фармакотерапии фибрилляции предсердий у пациентов пожилого и старческого возраста в условиях поликлиники // Современные проблемы науки и образования № 2. 2016.
  3. Савицкий Н. Н., Биофизические основы кровообращения и клинические методы изучения гемодинамики // 1974 г. С. 55–77.
  4. Чазова И. Е., Фомин В. В., Разуваева М. А. Резистентная и неконтролируемая артериальная гипертензия: проблема XXI века // Фарматека. 2011. 218(5). С.3–7.
  5. Crespo JJ, Fabbian F, Haus E, Manfedini R et al. 2013 ambulatory blood pressure monitoring recommendations for the diagnosis of adult hypertension, assessment of cardiovascular and other hypertension-associated risk, and attainment of therapeutic goals. Chronobiol Int. 2013. 30 (3):355–410.
  6. Calhoun DA, Jones D, Textor S et al. Resistant hypertension: diagnosis, evaluation, and treatment: a scientific statement from the American Heart Association Professional Education Committee of the Council for High Blood Pressure Research. Circulation. 2008. 117(25): Р.510.
  7. Calhoun DA, Booth JN 3rd, Oparil S et al. Refractory hypertension: determination of prevalence, risk factors, and comorbidities in a large, population-based cohort. Hypertension. 2014; 63(3):451–8. 12.
  8. Dudenbostel T. Resistant hypertension — complex mix of secondary causes and comorbidities. J Hum Hypertens. 2014; 28 (1):1–2.
  9. Judd E, Calhone DA. Apparent and true resistant hypertension: definition, prevalence and outcomes. J Hum Hypertens. 2014;28 (8):463–8.
  10. Hermida RC, Smolensky MH, Ayala DE et al. 2013 ambulatory blood pressure monitoring recommendations for the diagnosis of adult hypertension, assessment of cardiovascular and other hypertension-associated risk, and attainment of therapeutic goals. Chronobiol Int. 2013; 30(3):355–410.
  11. Laurent S., Boutouyric P., Asmar R. Arterial stiffness is an independent predictor of all-case cardiovascular mortality in hypertensive patients // Hypertension. 2001. V. 37. P. 1236–1241.
  12. Lehman E. D., Hopkins K. D., Rawesh A. Relation between number of cardiovascular risk factors/event and noninvasive Doppler ultrasound assessments of aortic compliance // Hypertension. 1998. V. 32. P. 565–569.
  13. Mancia G, Fagard R, Narkiewicz K et al. 2013 practice guidelines for the management of arterial hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and the European Society of cardiology (ESC): ESH/ESC Task Force for the Management of Arterial Hypertension. J Hypertens. 2013; 31 (10):1925–38.
  14. Muxfeldt ES, de Souza F, Margallo VS et al. Cardiovascular and renal complicationsin patients with resistant hypertension. CurrHypertens Rep. 2014;16 (9):471.
  15. Weber F, Anlauf M. Treatment resistant hypertension — investiagation and conservative management. DtschArztebl Int. 2014; 111(25):425–31.

Основные термины(генерируются автоматически): пульсовая волна, артериальная ригидность, возраст, ANOVA, PCA, USA, периферическая пульсовая волна, сахарный диабет.

Источник: //moluch.ru/archive/164/45264/

МОРФО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МАГИСТРАЛЬНЫХ АРТЕРИЙ И СКОРОСТЬ ПУЛЬСОВОЙ ВОЛНЫ У БОЛЬНЫХ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИЕЙ ПОЖИЛОГО ВОЗРАСТА

Скорость пульсовой волны при артериальной гипертензии

1. Laurent S, Cockcroft J, Van Bortel L. 6t al. Expert consensus document on arterial stiffness: methodological issues and clinical applications. Eur Heart J 2006; 27 (21): 2588-605.

2. Lopatin YuM, Ilyukhin OV. Control of arterial stiffness, clinical value and ways of correction. Heart 2007; 3 (35): 128-37. Russian (Лопатин Ю. М., Илюхин О. В. Контроль жёсткости сосудов, клиническое значение и способы коррекции. Сердце 2007; 3 (35): 128-37).

3. Diagnostics and treatment of arterial hypertension. Russian Guidelines (the third revision). М. 2008: 32 p. Russian (Диагностика и лечение артериальной гипертензии. Российские рекомендации (третий пересмотр). М.2008: 32 с).

4. Kotovskaya YuV, Kobalava ZhD. Analysis of a pulse wave: new life of an old method. Heart 2007; 3 (35): 133-7. Russian (Котовская Ю. В., Кобалава Ж. Д. Анализ пульсовой волны: новая жизнь старого метода. Сердце 2007; 3 (35): 133-7).

5. Nazarova OA, Fomin FYu, Maslennikov OM, et al. Speed of distribution of a pulse wave at patients with an arterial hypertension. Cardiovascular Therapy and Prevention 2007; 6 (2): 19-22.

Russian (Назарова О. А., Фомин Ф. Ю., Масленникова О. М. и др. Скорость распространения пульсовой волны у пациентов с артериальной гипертонией.

Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2007; 6 (2): 19-22).

6. Osmolovsky YuF, Mareev VYu, Glechan PM, et al. Significance of arterial stiffness, characteristics of the central reflected wave and parameters of vasomotor function of endothelium of the microcirculator bloodflow at CHF of a various etiology and severity of a decompensation.

Heart Failure J 2011; 5 (67): 270-6. Russian (Осмоловская Ю. Ф., Мареев В. Ю., Глечан П. М. и др. Значение жёсткости артерий, характеристик цент¬ральной отражённой волны и показателей вазомоторной функции эндотелия микро-циркуляторного русла при ХСН различной этиологии и тяжести декомпенсации.

Журнал Сердечная недостаточность 2011; 5 (67): 270-6).

7. Asmar R. Arterial stiffness and puls wave velocity — clinical applications. Paris, France: Elservier, 1999: р. 167.

8. Efremushkin GG, Filippova TV, Harlova AG, et al. Morfo-functional status of heart and the magistral arteries at persons of young age with unstable arterial pressure. Russ J Cardiol 2013; 3 (101): 12-7.

Russian (Ефремушкин Г. Г., Филиппова Т.В., Харлова А. Г. и др. Морфо-функциональное состояние сердца и магистральных артерий у лиц молодо¬го возраста с нестабильным артериальным давлением.

Российский кардиологиче¬ский журнал 2013; 3 (101): 12-7).

9. Korneva VA, Otmakhov VV, Druzhilov MA, et al. Arterial stiffness — a new marker of cardiovascular diseases. Cardiosomatika 2012; 1: 34-7. Russian (Корнева В.А., Отмахов В.В., Дружилов М.А. и др. Артериальная жёсткость — новый маркёр сер¬дечно-сосудистых заболеваний. Кардиосоматика 2012; 1: 34-7).

10. Antonini-Canterin F, Carerj S, De Bello V, et al. Arterial stiffness and ventricular stiffness: a couple of diseases or a coupling diseases? A review from the cardiologist's point of view. Eur J Echocardiogr 2009; 10 (1): 36-43.

11. Mikhaylov GV, Orlova YaA, Ageev FT. Cardiovascular interface: Clinical significance, methods of an assessment and possibility of medicamentous correction. Heart Failure J 2012; 2 (70): 111-7.

Russian (Михайлов Г. В., Орлова Я. А., Агеев Ф. Т. Сердечно-сосудистой сопряжение: Клиническое значение, методы оценки и возможности медикаментозной коррекции.

Журнал Сердечная недостаточность 2012; 2 (70): 111-7).

12. Koziolova NA, Chernyavina AI, Surovtsev MV, et al. Condition of structure and functions of an arterial wall of patients with CHF of an ischemic etiology depending on level of fraction of emission of the left ventricle.

Heart Failure J 2011; 6 (68): 350-4. Russian (Козиолова Н. А., Чернявина А. И., Суровцева М. В. и др. Состояние структуры и функций артериальной стенки больных ХСН ишемической этиологии в зависи¬мости от уровня фракции выброса левого желудочка.

Сердечная недостаточность 2011; 6 (68): 350-4).

13. Yanovsky MV. Clinical data on peripheral arterial heart. Scientific medicine 1922; 10:121. Russian (Яновский М. В. Клинические данные по вопросу о периферическом артери¬альном сердце. Научная медицина 1922; 10: 121).

14. Shupenina EYu, Yushchuk EN, Hadzyagova AV, et al. Assessment of stiffness of an aorta at patients with an arterial hypertension and obesity. Cardiovascular therapy and prevention 2013; 12 (3): 85-8. Russian (Шупенина Е. Ю., Ющук Е. Н., Хадзягова А. В. и др Оценка жёсткости аорты у больных артериальной гипертонией и ожирением. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2013; 12 (3): 85-8).

15. Cheremnykh NA, Igoshina NA, Roshchevsky MP. Functional possibilities of cardiovascular system of old people: according to heart rate variability. Human physiology 2008; 1 (1): 61-5. Russian (Черемных Н. А., Игошина Н. А., Рощевский М. П. Функциональные возможности сердечно-сосудистой системы старых людей: по данным вариабельности сердечного ритма. Физиология человека 2008; 1 (1): 61-5).

№ 8 (2014)

//doi.org/10.15829/1560-4071-2014-8
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License. ISSN 1560-4071 (Print)ISSN 2618-7620 (Online)

Источник: //russjcardiol.elpub.ru/jour/article/view/175

КрепкоеЗдоровье
Добавить комментарий