Можно ли делать наркоз при пороке сердца

Как сделать наркоз при заболеваниях сердца более безопасным?

Можно ли делать наркоз при пороке сердца

Любое оперативное вмешательство – дополнительная травма для организма, поэтому при определении показаний к его проведению необходимо правильно соотносить риск осложнений, пользу от операции и тяжесть последствий при отказе от ее проведения. Анестезия при сопутствующих заболеваниях сердца сама по себе сопряжена с определенным риском осложнений, для оценки вероятности их развития используют специальные индексы, которые учитывают влияние факторов риска:

  • ранний или поздний постинфарктный период;
  • ИБС, стенокардия;
  • нарушения ритма: экстрасистолия, мерцательная аритмия, бигеминия;
  • повышенный или пониженный уровень артериального давления;

Пациенты с гипертонией входят в группу риска из-за возможных осложнений во время операции

  • оперированный и не оперированный порок сердца;
  • возраст, наличие сопутствующих заболеваний других систем и органов.

Каждому пункту в зависимости от выраженности и тяжести проявления нарушений присваивается определенное количество баллов, а по их сумме делают заключение о величине риска осложнений во время и после операции.

Если риск невысок, возможно проведение оперативного вмешательства в полном объеме, а вид анестезии выбирают в соответствии с объемом предполагаемого вмешательства.

Проблемы при проведении местной анестезии или наркоза у больных этой категории возникают не чаще, чем у здоровых пациентов.

Для определения показаний, выбора методики операции и обезболивания у пациентов с патологией сердца используется специальный индекс риска, который подсчитывается исходя из истории кардиологического заболевания после определения текущего состояния.

При среднем уровне риска сердечно-сосудистых осложнений выбирают наименее травматичную методику операции, с помощью которой можно добиться требуемого эффекта.

У пациентов с ИБС и нарушениями ритма, особенно мерцательной аритмией, по возможности отдают предпочтение местной регионарной анестезии в сочетании с седацией, при пороках сердца этот вопрос решается индивидуально в зависимости от вида патологии.

При высоком риске осложнений операции проводят исключительно по жизненным показаниям, в этом случае, как правило, используют общий наркоз.

Выбор анестезиологического пособия в зависимости от вида операции

Эндотрахеальный наркоз

Операции на органах дыхания, сердце и сосудах проводятся исключительно под общим эндотрахеальным наркозом, так как это единственный способ обезболивания, с помощью которого можно обеспечить адекватную анальгезию и поддержание витальных функций при подобных вмешательствах. Открытые полостные операции на брюшной полости проводятся также под общим наркозом, так как обеспечить хороший уровень обезболивания и миорелаксации на длительный период с помощью спинального или эпидурального блока без риска дополнительных осложнений невозможно.

При проведении лапароскопических операций, вмешательств на органах малого таза, промежности, на прямой кишке, нижних конечностях выбор анестезии проводят с учетом объема операции и вида сопутствующей патологии сердца.

В процессе подготовки к плановой операции больной должен быть осмотрен анестезиологом заблаговременно.

В этом случае он сможет назначить все необходимые исследования и консультации смежных специалистов после своего осмотра, а это дает возможность выбрать правильную методику и тактику местного обезболивания.

Подготовка к оперативному вмешательству под общим наркозом

Для подготовки к операции пациентам с сердечно-сосудистой патологией назначается расширенное обследование. Помимо ЭКГ назначают ЭхоКГ, УЗИ сердца, тесты с физической нагрузкой.

Для пациентов с экстрасистолией, сердечной аритмией, особенно мерцательной ее формой, а также с клиническими проявлениями синусовой брадикардии необходимо проведение холтеровского суточного мониторирования.

Помимо этого, регулярно измеряется артериальное давление и проводится весь комплекс лабораторных исследований, предусмотренных стандартной схемой.

Решение о прекращении приема препаратов для поддерживающей терапии принимает кардиолог совместно с лечащим врачом и анестезиологом, обычно поступают так:

  • Нитропрепараты, адреноблокаторы и вазодилататоры, блокаторы кальциевых каналов принимают до самого дня операции. Сердечные гликозиды отменяют за несколько дней до нее, для поддержания сократительной способности сердца анестезиолог будет колоть внутривенно специальные препараты короткого действия;
  • Антикоагулянты непрямого действия, которые обычно принимают пациенты после протезирования клапанов, стентирования или аортокоронарного шунтирования за 4-5 дней до операции заменяют на прямые (вводят гепарин, фраксипарин), чтобы легче было управлять гемостазом во время операции.

Антикоагулянтный препарат прямого действия

  • Пациенты, прооперированные по поводу врожденных и приобретенных пороков клапанной системы сердца и имеющие эндопротезы, могут быть прооперированы только после профилактического курса антибактериальной терапии, это необходимо, чтобы предупредить развитие инфекционного эндокардита.

При наличии сердечной аритмии проводятся дополнительные лечебные мероприятия:

  • При выявлении сердечной аритмии важно определить ее причину и принять меры по ее устранению. Она может быть вызвана ишемией участка миокарда, неправильным подбором препаратов или их побочным действием. Желудочковая экстрасистолия может быть связана с резким отказом от курения у больных с длительным его стажем.
  • Мерцательная аритмия – относительное противопоказание к плановой операции. Проведение оперативного вмешательства возможно только при нормосистолической форме, то есть, когда сокращение желудочков, несмотря на неадекватную работу предсердий, происходит в «штатном» режиме. Если ритм при мерцательной аритмии невозможно восстановить с помощью применения антиаритмических препаратов, следует рассмотреть вопрос об установке временного водителя ритма.

Важно знать: подготовка к оперативному вмешательству для пациентов с заболеваниями сердечно-сосудистой системы включает обследование у кардиолога и коррекцию ранее рекомендованных назначений. Особенно внимательно обследуют пациентов с мерцательной аритмией.

Мужчина на консультации у кардиолога

Физиологическая синусовая брадикардия у тренированных лиц не оказывает негативного влияния на течение наркоза, при наличии клинических симптомов, это состояние требует коррекции или установки электрокардиостимулятора. Помимо этого, могут быть назначены дополнительные препараты для коррекции ритма при мерцательной аритмии и экстрасистолии, а также для улучшения коронарного кровообращения.

Особенности ведения общего наркоза при сердечно-сосудистой патологии

Независимо от метода обезболивания при наличии ИБС, стенокардии, сердечной аритмии, в том числе мерцательной и экстрасистолии, необходимо проведение постоянного кардиореспираторного мониторинга в течение всей операции.

Регистрируется кардиограмма, измеряется пульс, артериальное давление и уровень насыщения крови кислородом.

Это помогает вовремя распознать брадикардию, повышение или снижение артериального давления, а также гипоксию миокарда и назначить препараты, которые помогут восстановить работу сердца.

При проведении общего наркоза следует выбирать препараты с минимальным влиянием на гемодинамику. Чтобы минимизировать отрицательное влияние используют комбинированный наркоз. Для профилактики брадикардии в состав премедикации вводят холиноблокаторы (атропин).

Антихолинергичесий препарат для премедикации

Как наркоз может сказаться на работе сердца и как избавиться от последствий?

Современные препараты для наркоза и местного обезболивания полностью выводятся из организма в течение суток после наркоза и прекращают оказывать какое-либо воздействие на сердце.

Повлиять на работу этого органа могут лишь интранаркозные осложнения: острые нарушения ритма и кровоснабжения миокарда, нарушение ритма дыхания и электролитного баланса во время операции.

Такие осложнения диагностируются еще во время нахождения больного в стационаре, поэтому врач имеет возможность назначить адекватное лечение.

При появлении необычных ощущений в области сердца после перенесенной операции под общим обезболиванием нужно обратиться к врачу: болеть или колоть в груди может не только при заболеваниях сердца, в процесс могут быть вовлечены другие органы.

Если после проведения операции под общим наркозом начинает колоть в области сердца или появляется слабость, головокружение и повышенная утомляемость, это может быть проявлением астенического синдрома.

В этом случае восстановить нормальное самочувствие, после оперативного вмешательства, можно путем нормализации режима сна и отдыха, здорового питания.

Рекомендуется употреблять бананы, сухофрукты и орехи, есть небольшими порциями не менее 4 раз в день и ежедневно проводить 1-2 часа на свежем воздухе.

Источник: http://NarkoZzz.ru/zabolevaniya/anesteziya-pri-zabolevaniyah-serdtsa.html

Обезболивание у пациентов с сердечно-сосудистой патологией. ЧАСТЬ 2

Можно ли делать наркоз при пороке сердца

Клинически анестезия лидокаином с вазоконстриктором была эффективна у 37 (94,9%) больных. Продолжительность полноценной анестезии составляла около 25-30 мин. Показатели гемодинамики пациентов второй группы представлены на рис. 4.

Ее проведение сопровождалось развитием значимых нарушений гемодинамики и сократительной функции миокарда с развитием неуправляемой тахикардии, АГ, резким возрастанием двойного произведения и общего периферического сопротивления. На высоте развития тахикардии отмечено снижение ударного индекса.

Данные гемодинамические изменения сопровождаются резким возрастанием его потребности в кислороде, что при нарушении доставки кислорода по коронарным артериям (у больных ИБС) может привести к развитию серьезных осложнений.

Клинически анестезия 4% раствором артикаина с адреналином 1:100000 была эффективна у всех (100,0%) больных данной группы.

Продолжительность полноценной анестезии составляла около 30 мин., к 40-й мин. анестезия сохранялась уже не в полном объеме. Показатели гемодинамики пациентов третьей группы представлены на рис. 5.

Проведение анестезии сопровождалось развитием умеренных нарушений гемодинамики и сократительной функции миокарда по гипердинамическому типу. Данный метод обезболивания может быть с успехом использован для анестезии при стоматологических вмешательствах продолжительностью до 40 мин.

Учитывая умеренный гипердинамический эффект на систему кровообращения, мы не рекомендуем проведение данного варианта обезболивания пациентам с выраженными нарушениями коронарного кровообращения (стенокардия III-IV класса CCS) и имеющим декомпенсацию кровообращения более II А стадии.

Клиническая эффективность анестезии у больных четвертой группы. Основным показанием к использованию данного вида обезболивания служили длительные (до 40-60 мин.

) стоматологические вмешательства у эмоционально лабильных пациентов со стенокардией I-III класса CCS; пациенты, имеющие рецидив стенокардии после перенесенных кардиохирургических процедур (аорто- или маммарокоронарное шунтирование или стентирование коронарных артерий); пациенты, имеющие недостаточность кровообращения ПА-ПБ  стадии, пациенты с приобретенными пороками сердца, отнесенные к I-III классу NYHA; а также ранее оперированные пациенты (с имплантированными протезами сердечных клапанов) без признаков острой декомпенсации кровообращения.

Клинически комбинированная анестезия с проведением премедикации мидазоламом (Дормикумом) и местной анестезией 4% раствором артикаина с адреналином 1:100000 была эффективна у всех (100,0%) больных данной группы. Продолжительность полноценной анестезии составляла около 30 мин., к 40-й мин. анестезия сохранялась уже не в полном объеме.На 5-й мин. после введения Дормикума большинство пациентов находились в сознании и реагировали только на команды врача, на 10-й мин. подавляющее большинство пациентов спали, однако живо реагировали на команды или громкий звук, степень седации значимо снижалась к 20-й мин. исследования, когда большинство пациентов были в сознании и требовали введения дополнительных доз препарата (Дормикума) при необходимости продолжения стоматологической процедуры. Общая доза Дормикума обычно не превышала 5 мг. Мы не отметили нарушения дыхания ни у одного пациента, а сатурация гемоглобина не опускалась ниже 96-98%.Показатели гемодинамики пациентов четвертой группы представлены на рис. 6. Проведение анестезии не сопровождалось развитием нарушений гемодинамики и сократительной функции миокарда. Данный метод обезболивания может быть с успехом использован для анестезии при стоматологических вмешательствах продолжительностью до 40 мин. Учитывая выраженный анксиолитический эффект мы можем рекомендовать проведение данного варианта обезболивания пациентам с неустойчивой психикой, а также с выраженными нарушениями коронарного кровообращения (стенокардия III-IV класса CCS), и имеющим декомпенсацию кровообращения более ПА стадии.

Клиническая эффективность анестезии у больных пятой группы. Основные показания были теми же, что и у больных 4-й группы. Клинически комбинированная анестезия с проведением премедикации Дормикумом и местной анестезией 4% раствором артикаина с адреналином 1:100000 с последующим введением Анексата была эффективна у всех (100,0%) больных данной группы.

Продолжительность полноценной анестезии составляла около 30 мин., к 40-й мин. анестезия сохранялась уже не в полном объеме. Степень седации не снижалась к 20-й мин. исследования, так как большинству пациентов были проведены инъекции дополнительных доз препарата (Дормикума). Общая доза Дормикума составляла от 5 до 15 мг. Показатели гемодинамики пациентов пятой группы представлены на рис.

7.

Проведение анестезии не сопровождалось развитием нарушений гемодинамики и сократительной функции миокарда.Введение Анексата не вызывало существенных сдвигов как гемодинамики, так и сократимости миокарда.

Основные показания к проведению различных видов местной и комбинированной анестезии у пациентов с сердечнососудистыми заболеваниями (ИБС, приобретенные пороки сердца, ИЭ) представлены в табл. 6 и 7.

Оценка методов общей анестезии при стоматологических вмешательствах у пациентов с ердечно-сосудистыми заболеваниями.

Показания к проведению общего обезболивания были определены у 32 (12,7%) пациентов. Основной группой пациентов (19, или 7,5% от общего количества) были больные, которые при наличии серьезной соматической патологии выразили настойчивое желание провести стоматологическое лечение в условиях общей анестезии.

У большинства пациентов (16) проводили тотальную внутривенную анестезию Диприваном с дополнительным введением местного анестетика на травматичных этапах лечения.На втором месте (11 пациентов, или 4,4% от общего количества) были больные с известной аллергией в анамнезе на введение местноанестезирующих препаратов.

В данной группе больных проводили тотальную внутривенную анестезию на основе комбинации Дипривана и фентанила. Неэффективность местного обезболивания была показанием для проведения общей анестезии у 2 (0,8%) больных. У всех пациентов была использована методика ТВА с включением Дипривана и фентанила.

Анализируя результаты исследования гемодинамики и сократительной функции миокарда при тотальной внутривенной анестезии пропофолом (Диприваном), необходимо отметить, что препарат вызывал умеренный ваготонический эффект с периферической вазодилатацией.

Мы не отметили развития кардиодепрессии: на основании полученных данных сердечный индекс не имел существенных достоверных изменений по ходу

анестезии, а ударный индекс даже незначительно возрастал за счет развития умеренной брадикардии.

 Таблица 6. Основные показания к проведению различных видов анестезии у пациентов с ИБС
 Таблица 7. Основные показания к проведению различных видов анестезии у пациентов с приобретенными пороками сердца

+ — имеются показания для применения; – — нет показаний для применения; ± — возможные показания для применения.

При анализе результатов исследования гемодинамики и сократительной функции миокарда при тотальной внутривенной анестезии пропофолом (Диприваном) и фентанилом был отмечен аналогичный эффект (умеренный ваготонический эффект с периферической вазодилатацией). Фентанил не потенцировал данного гемодинамического эффекта и не вызывал существенной кардиодепрессии.

Введение фентанила осуществляли непосредственно перед болезненными этапами стоматологической процедуры, после введения в течение 1-3 мин. мы контролировали эффективность спонтанного дыхания при необходимости прибегая к вспомогательной ИВЛ через маску, и лишь после этого позволяли стоматологу произвести болезненный этап вмешательства.

Выводы:

1. Алгоритм диагностического обследования пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями помимо стандартного физикального обследования должен включать дополнительное обследование (ЭКГ, холтеровское мониторирование, УЗИ сердца с определением ФВ ЛЖ, велоэргометрию, по показаниям — СКГ) и коррекцию лекарственной терапии перед стоматологическим вмешательством.2.

97,4% больных с ИБС и 93,1% пациентов с клапанной патологией сердца имеют высокий (более 5%) и очень высокий риск развития кардиальных осложнений при проведении стоматологического вмешательства.3.

При выборе метода обезболивания необходима оценка характера стоматологической патологии и тяжести сердечно-сосудистого заболевания — класса стенокардии по Canadian Cardiovascular Society angina classification (для пациентов с ИБС) или класса (для пациентов с ИБС) или класса функционального состояния по Нью-Йоркской ассоциации сердца (для пациентов с приобретенными пороками сердца).4. Проведение комбинированного обезболивания с включением мидазолама (Дормикума) и 4% раствора артикаин-содержащего анестетика с вазоконстриктором 1:100000 сопровождается стабильностью основных гемодинамических показателей, обеспечивает хороший уровень седации и управляемости.5. Основными показаниями к проведению общего обезболивания являются: выраженная патология сердечно-сосудистой системы и неустойчивый психический статус пациента (7,5% больных), аллергия на местно-анестезирующие препараты (4,4% пациентов), неэффективность местной анестезии (0,8% больных).

6. Применение тотальной внутривенной анестезии на основе пропофола (Дипривана) или пропофола (Дипривана) в комбинации с фентанилом оказывает умеренный ваготонический эффект с периферической вазодилатацией, существенно не влияет на показатели сократимости миокарда и может с успехом использоваться для общей анестезии в стоматологии у больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Статья предоставлена журналом “Обозрение. Стоматология”

Источник: https://StomPort.ru/articles/obezbolivanie-u-pacientov-s-serdechno-sosudistoy-patologiey.-chast-2.

Анестезия при врожденных пороках сердца (стр. 1 из 4)

Можно ли делать наркоз при пороке сердца

Реферат

Тема: Анестезия при врожденных пороках сердца

План

Вступление

Первичные нарушения гемодинамики

Вторичные нарушения гемодинамики

Снотворные

Транквилизирующие средства

Нейролептики и нейроплегики

Анальгетики

Дефект межпредсердной перегородки

Атриовентрикулярный канал

Дефект межжелудочковой перегородки

Открытый артериальный проток

Коарктация аорты

Тетрада Фалло

Литература

Вступление

С точки зрения кардиоанестезиологии большую значимость имеет не столько анатомическая характеристика порока, сколько патофизиологические сдвиги в организме, сопровождающие ту или иную патологию сердца.

Важно учитывать, что такие сдвиги вначале носят приспособительный, адаптационный характер, постепенно теряя целесообразность вследствие развития вторичных нарушений гемодинамики. С этих позиций большую практическую значимость имеет классификация, которую приводят В.И. Бураковский и А.В. Иваницкий (1982).

В ней первое место занимает патофизиологический аспект гемодинамики при врожденных пороках сердца.

Первичные нарушения гемодинамики

I. Гиперволемия малого круга кровообращения с перегрузкой:

1) правого желудочка сердца (дефект межпредсердной перегородки, аномальный дренаж легочных вен);

2) левого желудочка (открытый артериальный проток, дефект аортолегочной перегородки);

3) обоих желудочков (дефект межжелудочковой перегородки, транспозиция магистральных сосудов).

II. Затруднение выброса крови из полостей сердца:

1) из правого желудочка (различные формы сужения выводного тракта правого желудочка и легочной артерии);

2) из левого желудочка (различные формы сужения выводного тракта левого желудочка и аорты).

III. Препятствие наполнению желудочков сердца (врожденные сужения атриовентрикулярных отверстий).

IV. Врожденная клапанная недостаточность, обусловливающая увеличение ударного объема соответствующего желудочка.

V. Гиповолемия малого круга кровообращения с одновременным увеличением минутного объема в большом круге кровообращения, обусловленным ранним сбросом венозной крови в большой круг (тетрада Фалло, некоторые формы транспозиции магистральных сосудов и т.д.).

VI. Смешивание венозной крови с артериальной при равных примерно минутных объемах большого и малого круга кровообращения (общее предсердие, некоторые формы транспозиции магистральных сосудов).

VII. Выброс всей венозной крови в большой круг кровообращения с экстракардиальными механизмами компенсаций (общий артериальный ствол).

Вторичные нарушения гемодинамики

В основе этих нарушении лежат вторичные патологические процессы, развивающиеся в сосудах малого круга кровообращения или в миокарде:

I. Увеличение минутного объема крови большого круга кровообращения как следствие постоянного сброса венозной крови в артериальную систему. Эти нарушения гемодинамики характерны для развития выраженного склероза сосудов малого круга кровообращения (вторичной легочной гипертонии), при дефектах перегородок сердца, открытом артериальном протоке, аортолегочном свище.

II. Различные формы декомпенсации сердечной деятельности.

III. Артериальная гипертония в сосудах верхнего отдела туловища и гипотония в нижних его отделах при коарктации аорты.

Снотворные

В детской практике применяют фенобарбитал, барбамил и нитрозепам. Маленькие дети обычно хорошо спят накануне операции, и назначать им снотворные не требуется. На ночь накануне операции снотворные дают главным образом детям препубертатного и пубертатного о возраста, как правило, в таблетированной форме. Можно применить снотворные в виде суппозиториев.

Транквилизирующие средства

В последние годы отдают предпочтение диазепаму. Чаще назначают его в дозе 0,1 мг/кг внутримышечно за 40 мин до индукции. За 2 ч до операции ребенок получает этот препарат внутрь в аналогичной дозе [BlandJ., Williams С., 1979].

Нейролептики и нейроплегики

В педиатрической практике широко используют дипразин, супрастин и дроперидол. Дипразин оказывает отчетливое антигистаминное, бронхолитическое и седативное действие, потенцирует эффект анальгетиков и анестетиков. Часто его применяют в сочетании с атропином и промедолом за 40—45 мин до операции. Дроперидол обычно назначают в сочетании с фентанилом (таламонал) и атропином.

Анальгетики

Во многих центрах за рубежом предпочтение отдают применению в премедикации морфина с атропином или скополамином. Так, детям до 1 года за 45 мин до операции вводят внутримышечно морфин (0,2 мг/кг) и скополамин (0,01 мг/кг) или атропин (0,02 мг/кг).

В нашей стране для премедикации у детей предпочтение отдают промедолу в сочетании с атропином или метацином.

Промедол в меньшей степени, чем морфин, угнетает дыхание, вызывает тошноту и рвоту, хорошо потенцирует седативный и транквилизирующий эффект диазепама.

В последние годы у детей для премедикации широко применяют кетамин. Однако внутримышечное введение этого препарата перед операцией по клиническому эффекту трудно назвать премедикацией. По существу это вводная анестезия (сознание утрачивается), хотя недостаточно адекватная для начала хирургического вмешательства на сердце.

В.А. Михельсон (1985) указывает, что премедикация кетамином и атропином дает достаточно выраженный седативный и анальгетический эффект, однако нежелательными проявлениями такой медикаментозной подготовки служат тахикардия, гипертензия и гипертонус. Более выгодно сочетать кетамин с дроперидолом или диазепамом.

Наиболее приемлема следующая схема премедикации у детей: атропин (0,02-0,03 мг/кг), кетамин (2—5 мг/кг) и диазепам (0,1—0,2 мг/кг) или дроперидол (0,1 мг/кг).

Начало вводной анестезии в практическом отношении может зависеть от состояния психических и моторных реакций ребенка. Большое значение имеет предоперационный контакт анестезиолога с ребенком.

Общение с ним в палате позволяет в определенной мере прогнозировать реакцию при поступлении его в операционную.

Если ребенок легко возбудим, мало контактен, капризен, то можно заранее предвидеть, что после стандартной премедикации на операционном столе он будет проявлять негативизм, беспокойство, двигательное возбуждение.

Индукцию, как правило, начинают в палате с внутримышечного введения кетамина, диазепама и атропина. Следует отметить, что утрата сознания наступает быстро, поэтому при доставке в операционную ребенка должен сопровождать анестезиолог или опытная сестра-анестезист, готовые к про ведению ИВЛ.

Дети старшего возраста более спокойно реагируют на обстановку операционной, более контактны и спокойно переносят венепункцию и внутривенное введение катетера перед началом индукции.

Все же в ряде случаев у детей на операционном столе могут появиться беспокойство и негативизм, что требует быстрого начала индукции.

В таких случаях, если есть возможность, следует быстро ввести внутривенно диазепам, миорелаксант и анальгетик.

Если вена еще не пунктирована, то через маску начинают подавать фторотан в сочетании со смесью закиси азота и кислорода (1:1). Однако лучше быстро сделать внутримышечную инъекцию кетамина (6—8 мг/кг). После этого уже в спокойной обстановке выполняют канюляцию вен, налаживают необходимый мониторный контроль.

Обычно при индукции медленно внутривенно вводят диазепам с панкуронием или с тубокурарином (тест-доза) и фентанилом, затем дитилин, после чего выполняют интубацию.

При поддержании анестезии и ИВЛ у детей важную роль играют увлажнение и температура дыхательной смеси Обязательно введение зонда в желудок, особенно маленьким детям, если используются интратрахеальные грубки без манжеток. Давление в дыхательных путях не должно превышать 2 кПа (20 см вод. ст.).

Параметры ИВЛ устанавливают на аппарате, исходя из данных предоперационного исследования внешнего дыхания или ориентируясь по номограмме для детей. Большое значение имеет четкий контроль за температурой тела, так как дети быстрее охлаждаются и крайне неблагоприятно реагируют на быстрое согревание.

Легкую степень анестезии поддерживают с помощью фторотана в небольших дозах, сочетая его с закисью азота либо фентанилом, панкуронием или тубокурарином и диазепамом.

Характерным аспектом патофизиологии порока являются шунтирование крови через дефект, обструкция выходного отдела желудочка или сочетание этих проявлений врожденной аномалии сердца. Шунтирование крови через дефект слева направо или же справа налево обусловливает степень увеличения или уменьшения легочного кровотока.

Сброс крови справа налево характеризуется определенной степенью выраженности цианоза и эритремии. Дефекты с уменьшенным легочным кровотоком и цианозом характерны для тетрады Фалло, трикуспидальной и легочной атрезии.

Известно, что уменьшение легочного кровотока и повышение давления в легочной артерии происходит в норме под влиянием повышения давления в воздухоносных путях, понижении РаО2 и уменьшении рН.

У больных с обедненным легочным кровотоком при ИВЛ следует акцентировать внимание на этом, так как значительное повышение давления на вдохе может еще больше снизить легочный кровоток и увеличить шунтирование крови через дефект (в частности, при тетраде Фалло).

Следует отметить, что снижение легочного кровотока удлиняет время наступления эффекта ингаляционных анестетиков, делает их применение менее управляемым.

Между тем препараты, вводимые внутривенно, быстрее достигают головного мозга, так как практически минуют легочную циркуляцию.

Напротив, у больных с увеличенным легочным кровотоком, с гиперволемией малого круга кровообращения кислород и ингаляционные анестетики быстрее диффундируют в легкие. Гемодинамика этих больных более устойчива к положительному давлению в воздухоносных путях при ИВЛ.

Источник: https://mirznanii.com/a/149170/anesteziya-pri-vrozhdennykh-porokakh-serdtsa

Наркоз и сердечно-сосудистые заболевания

Можно ли делать наркоз при пороке сердца

В некоторых случаях терапевту приходится решать вопрос, какому риску подвергается сердечный больной при производстве операции под наркозом» какое средство для наркоза для него более безопасно и в какой форме следует его применять. Разрешить эту задачу часто бывает весьма затруднительно; мы включили настоящую главу в надежде, что она окажет некоторую помощь тем, кто участвует в этом ответственном и трудном деле.

Вообще говоря, как это ни странно, сердечные больные часто поразительно хорошо переносят наркоз.

Наряду с другими причинами, здесь играет роль то обстоятельство, что обычно циркуляторные нарушения идут рука об руку с пониженным общим физическим и мышечным развитием, следствием чего является пониженная сопротивляемость индивидуума, и он во время наркоза легко, без резко выраженного периода возбуждения, переходит в состояние полной нечувствительности.

К несчастью, однако, даже в практике очень опытных наркотизеров бывают печальные неожиданности. Большинство этих случаев относится к нераспознанному хроническому миокардиту. Как избежать таких печальных исходов н является главной целью настоящих замечаний.

Можно смело сказать, что, используя в полной мере все современные данные кардиологии, всегда можно в случае необходимости для больного операции выбрать из наркотических веществ такое анестезирующее или аналгезирующее средство, какое отвечает потребностям данного случая.

Так, если нельзя с безопасностью применить ингаляционный наркоз, то можно прибегнуть к местному обезболиванию, ректальному наркозу, некоторым комбинациям в виде подкожных инъекций и одновременно непродолжительных вдыханий закиси азота (Nitrcgenium oxydulatum) с кислородом, возможно еще с добавлением очень небольшого количества эфира.

Часто бывает удобно пользоваться спинно-мозговой анестезией в сочетании с легким общим наркозом — одну спинномозговую анестезию редко применяют при сердечных болезнях.

Выражаясь по-просту, можно сказать, что в большинстве случаев хирургическое вмешательство в зависимости от места, характера и продолжительности операции означает по существу той или иной степени добавочную работу, нагрузку, возлагаемую на больное сердце или определенную пораженную часть сердечно-сосудистой системы. Основной вопрос, подлежащий разрешению, — в состоянии ли сердце справиться с предъявленным к нему требованием. Если это представляется сомнительным, то приходится сопоставлять возникающую здесь опасность с большей или меньшей необходимостью производства операции.

Здесь принимаются во внимание все вопросы, касающиеся диагноза сердечно-сосудистого поражения, прогноза и, пожалуй, лечения, и решение, главным образом, если не исключительно, зависит от точности диагноза.

Конечно, мы не можем во всем объеме рассмотреть здесь специальный вопрос о подробном исследовании сердца и кровеносных сосудов с точки зрения того влияния, какое оказывает на них общий наркоз, да в этом и нет особой необходимости, так как общие данные по различным заболеваниям сердца довольно подробно изложены в соответствующих отделах настоящего руководства. Уместно, однако, для лучшего запоминания, отметить вкратце некоторые пункты, требующие особого внимания при исследовании больного: определение частоты сокращений и ритма сердца, лучше — путем выслушивания сердечного толчка; изменения числа биений сердца под влиянием физиологических и патологических условий; распознавание и прогностическое значение различных нарушений сердечного ритма, а также пароксизмальной тахикардии; исследование, помимо лучевой, еще других сосудов и возможно точное определение величины сердца; ценные сведения, получаемые от сердечных тонов и всех явлений, связанных с сердечным циклом; общие правила, которых следует придерживаться при выслушивании шумов и их значение; важное значение выяснения-вопроса, поражена ли сердечная мышца или нет и, в первом случае, находится ли поражение миокарда в связи с клапанной болезнью или само по себе; признаки сердечной недостаточности, четыре степени ее; наконец, различные вопросы, обычно возникающие в связи с прогнозом в большинстве случаев сердечных болезней. Остается добавить следующее: с точки зрения анестезера самым главным симптомом при сердечнососудистых поражениях является одышка; здесь можно указать на очень ценную пробу, которую всегда легко применить: если после глубокого вдоха больной не может в течение 30 секунд удержать дыхание, то почти наверное можно сказать, что у него имеется поражение сердечной мышцы.

Перейдем теперь к выбору того или иного вида наркотического средства и к способу его применения.

Последующие замечания относятся только к сердечно-сосудистым болезням самим по себе, но из этого не следует, что не нужно принимать во внимание ничего, кроме болезней сердца — наоборот, такие данные, как возраст больного, его конституция (астенический или пикнический тип), приверженность к спиртным напиткам, характер и продолжительность операции — все это, разумеется, также учитывается.

В каждом случае нужно помнить о некоторых основных положениях.

Как отмечалось в своем месте, симптомы при митральных пороках, главным образом респираторного характера; поэтому, при наркозе возникает большая опасность в смысле асфиксии. Избежать последней, т.е. не допустить совсем спазматических явлений в начальном периоде наркоза — представляет самое большое испытание для менья анестезера.

Нa этом основании общий наркоз дается больному в таком положении, чтобы обеспечить ему свободное дыхание; во-вторых, не ограничивают совершенно доступ воздуха или воздух заменяют свободно поступающим кислородом.

Нередко вовремя начала вдыхания закиси азота плюс кислород происходит спазм верхних дыхательных путей, что делает этот способ наркоза неприменимым, как и можно было уже ожидать.

При митральных пороках настолько жизненно важно не допустить спазма дыхательных путей и аноксемии, что «безопасному» наркозу при помощи закиси азота с кислородом можно даже предпочесть чистый хлороформ, если только можно думать, что им будет достигнут достаточный наркоз без возбуждения мышц и, если, на основании сложения больного и конфигурации его рта и глотки, есть основания ожидать, что при ингаляции указанных газов может произойти спазматическое сокращение дыхательных мышц. В общем, каким бы веществом ни пользоваться, если операция продолжительна, всегда одновременно с ним следует давать кислолород.

Симптомы сердечной слабости при аортальных поражениях обычно состоят главным образом в недостаточном снабжении кровью систем организма — венозный застой здесь отсутствует иди бывает мало выражен.

опасность при наркозе в этих случаях — остановка сердца — syncope; важно поэтому не допускать понижения кровяного давления. Затем, здесь могут появляться симптомы относительной недостаточности двустворки.

Остановка сердца также составляет главную угрозу для жизни больного при жировой дегенерации миокарда — при этом заболевании почти всегда бывает низкое кровяное давление.

Жировое перерождение сердца, хотя здесь тоже существует опасность внезапной остановки сердца, дает обычно клиническую картину больше хронического венозного застоя, кровяное давление здесь нормальное или даже выше нормы.

При пониженном кровяном давлении существует опасность дальнейшего его падения вследствие шока во время наркоза, что может повести к остановке сердца, поэтому прямое показание — не допускать падения кровяного давления.

В крайнем случае, можно, если позволяют обстоятельства, перед операцией поднять давление внутривенным вливанием физиологического раствора и согреванием больного.

В дальнейшем при помощи эфирного наркоза анестезеру обычно удается благополучно провести больного через всю операцию; но зато такие больные доставляют много хлопот ухаживающему персоналу после операции, когда пройдет возбуждающее действие эфира. Особенно опасно при пониженном кровяном давлении перед операцией впрыскивать больному под кожу морфий.

При высоком кровяном давлении, артериосклерозе и аневризме возникает угроза противоположного характера. Этого рода больные именно и склонны во время наркоза испытывать период спазматических сокращений верхнего дыхательного аппарата и остановки дыхания; как раз в этот момент кровяное давление может чрезмерно повыситься.

Немаловажная задача, как осуществить общий наркоз с наивозможно меньшим возбуждением мышечного аппарата.

В этом отношении часто большую пользу оказывают предварительные подкожные инъекции морфия или пантопона (доза вдвое больше, чем морфия), вместе со Scopolaminum hydrobromicum (доза для инъекций 0,0002-0,0005).

При выборе средств может казаться, что всегда следует останавливаться на хлороформе, как веществе, менее всего возбуждающем кровообращение, однако, часто приходится из-за более скорого наступления наркоза предпочесть вдыхание закиси азота или хлоретила с последующей уже ингаляцией эфира.

Вообще, в отношении наркоза нужно рассматривать всего больного в целом со всеми особенностями его организма, а не просто, как образец гипертензии, артериосклероза или аневризмы.

Положение это часто подтверждается тем, что какой-нибудь вид наркоза, казалось бы, самый безопасный по своему быстрому, достаточному в смысле усыпления действию и к тому же мало отражающийся на кровообращении, тем не менее приходится отвергать именно из-за сердечнососудистой системы.

Одно время казалось, что этилен и пропилен в сердечных случаях имеют большое преимущество сравнительно с другими наркотическими веществами.

Практика, однако, совершенно этого не подтвердила, и вследствие нескольких несчастных случаев, происшедших во время наркотизирования указанными средствами, их в настоящее время совершенно оставили.

Нам остается добавить еще несколько терапевтических замечаний, относящихся к оперируемому больному.

Нередко во время наркоза происходят несчастные случаи, которых можно было бы избежать, используя определенные, ясно показанные терапевтические воздействия.

Часто, затем, при оперировании сердечного больного обнаруживается, что он недостаточно еще подготовлен к операции, поскольку здесь имеет значение состояние его сердца.

Можно привести этому несколько примеров. К большому несчастью, значительная часть сердечных больных вынуждена проводить жизнь, не соответствующую силам сердца, способствуя этим постоянному его напряжению; в результате наступает утомление сердца.

Оперировать такого больного в то время, когда сердце его находится в состоянии истощения, конечно, нельзя — следует сначала предоставить ему надлежащий покой, с тем, чтобы сердечно-сосудистая система могла оправиться, тогда будет меньшая для него опасность подвергнуться наркозу при операции.

В других случаях можно иначе подготовить больного к операции, например, при ослаблении сердца вследствие учащенного ритма желудочков на почве мерцания или трепетания предсердий в большинстве случаев от наперстянки получается хороший результат, а в некоторых случаях поразительно успешный. Обычно это происходит в течение недели а иногда — трех-четырех дней с момента приема полных доз; если требуется большая спешность в связи с неизбежной операцией, то физиологический эффект можно получить от приема массивных доз уже в течение 20—36 часов; веще более неотложных случаях или, когда больной не переносит препаратов наперстянки улучшение в состоянии сердца достигается внутривенным введением строфантина; эффект начинает сказываться через два часа и достигает максимума через шесть—десять часов после впрыскивания.

Успешное предупреждение припадков пароксизмальной тахикардии и лечение синдрома Adaras-Stokes’а было уже описано выше.

Наконец можно указать еще на значение венесекции при высоком кровяном давлении, так как эта мера, хотя и с временным эффектом, может оказаться вполне достаточной, чтобы можно было успеть произвести операцию.

Таким образом, следует самым настойчивым образом, где только возможно, используя современные кардиологические терапевтические меры добиваться соответствующего успеха.

Источник: http://ladycaramelka.ru/bolezni-serdca/narkoz-i-serdechno-sosudistye-zabolevaniya

Можно ли делать общий наркоз при заболеваниях сердца?

Можно ли делать наркоз при пороке сердца

Безусловно, полное отключение сознания, вызванное применением анестетиков, так или иначе, влияет на организм.

Если человек полностью здоров, то, скорее всего, ему нечего опасаться, и применение анестетиков обойдется без каких-либо последствий.

Но есть ли повод для волнений, у людей, имеющих сердечные заболевания? В этой статье мы поговорим, возможен ли общий наркоз при различных заболеваниях сердца.

Можно ли при тахикардии делать общий наркоз

Сама по себе, тахикардия не является абсолютным противопоказанием к применению такого вида обезболивания при операции. Перед тем, как давать больному такой вид обезболивания больному с тахикардией, анестезиолог проведет премедикацию, с помощью которой отрегулирует сердечный ритм пациента.

Кроме того, прежде чем давать анестетик, врач проверит результаты электрокардиограммы, УЗИ сердца, холтеровского мониторирования. В случае, если органические заболевания сердца отсутствуют, общий наркоз можно применять.

Если результатов таких исследований в карте пациента нет, врач попросит их пройти.

Также тахикардия может возникнуть, как осложнение после общего наркоза. В этом случае для нормализации работы сердца назначаются дополнительные медикаменты хининового ряда.

Общий наркоз при брадикардии

Брадикардией называется медленная работа сердца, когда частота сокращений составляет менее 60 сокращений в минуту. Но анестезия (наркоз) при брадикардии противопоказан при количестве сокращений менее сорока. Таким образом, пациенту перед операцией необходимо пройти ЭКГ-исследования, чтобы определить частоту сердечных сокращений более точно.

В том случае, если частота ниже нормы, кардиолог выясняет причину заболевания и назначает лечение, после которого, при стабилизации показателей, уже можно проводить операцию с полным отключением сознания.

Пролапс митрального клапана и наркоз

Возможность проведения операции под общим обезболиванием у пациента с таким заболеванием, как пролапс митрального клапана определяется по совокупности разнообразных медицинских показателей.

В первую очередь, это, конечно же, результаты ЭКГ и ЭХО, которые покажут степень болезни, также врач смотрит на общее состояние организма, и на сопутствующие заболевания.

В результате и принимается решение по конкретному пациенту.

Например, при наличии у больного пролапса митрального клапана первой степени и отсутствии сопутствующих заболеваний, такой вопрос решается положительно.

Наркоз при низком давлении

Противопоказаний к применению такого вида обезболивания при низком давлении нет. Пациент может смело ложиться на операцию, так как низкое артериальное давление успешно регулируется инфузионной терапией, а врач-анестезиолог будет контролировать показатели на протяжении всего хирургического вмешательства.

Наркоз при высоком давлении

Не является абсолютным противопоказанием. Анестезиолог, в зависимости от длительности и сложности операции, оценит все риски и примет решение. Как правило, плановые операции с полным отключением сознания при высоком артериальном давлении не проводятся.

Перед хирургическим вмешательством пациент приводит свои показатели в норму с помощью специальной терапии. В случае, если операция срочная, специалист будет постоянно контролировать уровень АД, применяя регулирующие медикаменты при малейшем отклонении от нормы.

Высокое давление может проявить себя и после наркоза. В этом случае, врач назначит курс лечения, и, скорее всего, посоветует правильное питание, отказ от вредных привычек и физические упражнения (если такая возможность есть).

Можно ли делать наркоз после инфаркта

Если больной перенес острый инфаркт миокарда менее шести месяцев назад, то, по вопросу о полной потере чувствительности при плановой операции, решение врача будет отрицательным. Однако, если требуется срочное хирургическое вмешательство, а главное, существует значимый риск для жизни человека, такой вид обезболивания все же возможен.

Наркоз после инсульта

Что касается инсульта, то здесь дело обстоит ровно так же, как и с инфарктом. Перенесенный менее, чем шесть месяцев назад инсульт является абсолютным противопоказанием к применению такого вида обезболивания. Однако же, как и в предыдущем случае, если риск для жизни пациента достаточно высок, операция будет проведена при полном отключении сознания.

Риск инсульта после общего наркоза существует у пациентов в пожилом возрасте, особенно, если поражение головного мозга уже случалось. Опасность существует, если операция экстренная и длительная, если она проводится на мозге, шее, сердце или сонной артерии, а также, если пациент имеет заболевания сердца и легких.

Источник: https://vnarkoze.ru/narkoz-pri-zabolevaniyah-serdca.html

КрепкоеЗдоровье
Добавить комментарий